Основные принципы диалектической натурфилософии

Только о природе как объекте можно сказать, что она есть, но не о природе как субъекте, ибо она — само бытие или сама продуктивность.

Эта абсолютная продуктивность должна перейти в эмпири­ческую природу. В понятии абсолютной продуктивности мыс­лится понятие идеальной бесконечности. Идеальная бесконечность должна стать эмпирической.

Там же. Т. 1. С. 194.

После того как установлены эти общие положения, мы мо­жем с большей уверенностью обратиться к нашей цели и обрисо­вать внутреннюю структуру нашей системы.

а) В понятии становления мыслится понятие постепенности. Однако абсолютная продуктивность представляется эмпиричес­ки как становление с бесконечной скоростью, в результате чего для созерцания не возникает ничего реального. (Поскольку при­рода в качестве бесконечной продуктивности должна, собственно говоря, мыслиться находящейся в процессе бесконечной эволю­ции, то устойчивое пребывание продуктов природы, например


органических, пребывание их в покое следует представлять не как абсолютный покой, а как эволюцию с бесконечно малой ско­ростью или бесконечной замедленностью. Однако до настоящего времени не сконструирована даже эволюция с конечной скорос­тью, не говоря уже об эволюции со скоростью бесконечно ма­лой.)

b) То, что эволюция природы происходит с конечной скорос­тью и, таким образом, становится объектом созерцания, немыс­лимо без изначального торможения продуктивности.

c) Однако если природа есть абсолютная продуктивность, то основание для этого торможения не может находиться вне ее. Изначально природа есть только продуктивность, следователь­но, в этой продуктивности не может быть ничего определенного (так как всякое определение есть отрицание), и посредством нее продукты, следовательно, возникнуть не могут. Для того чтобы возникли продукты, продуктивность должна превратиться из неопределенной в определенную, т.е. должна быть снята в каче­стве чистой продуктивности. Если бы основание для определенной продуктивности лежало вне природы, то природа не была бы из­начально абсолютной продуктивностью. В природу должна быть, правда, привнесена определенность, т. е. отрицательность, но эта отрицательность, рассмотренная с высшей точки зрения, должна быть вновь положительностью.

d) Если же основание этого торможения оказывается в самой природе, то природа перестает быть чистым тождеством. (По­скольку природа есть только продуктивность, она есть чистое тож­дество и в ней ничего различено быть не может. Для того чтобы в ней что-либо могло быть различено, тождество должно быть в ней снято, и природа должна быть не тождеством, а двойствен­ностью.)



Природа должна изначально стать для самой себя объектом, такое превращение чистого субъекта в объект для самого себя немыслимо без изначального раздвоения в самой природе. Эту двойственность далее физически дедуцировать невозможно, ибо, будучи условием природы вообще, она есть принцип всякого фи­зического объяснения, а всякое физическое объяснение может быть направлено лишь на то, чтобы свести все встречающиеся в природе противоположности к той изначальной противополож­ности внутри природы, которая сама уже не являет себя. Не по-


тому ли в природе нет ни одного изначального феномена без это­го дуализма, что в природе все бесконечно есть субъект и объект друг для друга, а природа уже изначально есть продукт и продук­тивность одновременно?

e) Если природа изначально есть двойственность, то уже в изначальной продуктивности природы должны быть заложены противоположные тенденции. (Положительной тенденции должна быть противопоставлена другая, как бы антипродуктивная, тор1' мозящая продукцию; не в качестве отрицающей, а в качестве от­рицательной, реально противоположной первой. Лишь в том слу­чае в природе, несмотря на ограничение, нет пассивности, если и то, что ее ограничивает, также положительно, а изначальная ее двойственность есть борьба реально противоположных тенден­ций.)

f) Для того чтобы возник продукт, эти противоположные тен­денции должны столкнуться. Однако поскольку они положены равными (ибо нет основания полагать их неравными), то, столк­нувшись, они уничтожат друг друга; следовательно, продукт бу­дет равен нулю, т. е. и в этом случае не возникнет.

Это неизбежное, хотя до сих пор недостаточно осознанное противоречие (а именно то, что продукт может возникнуть лишь вследствие столкновения противоположных тенденций, а эти про­тивоположные тенденции взаимно уничтожают друг друга) мо­жет быть разрешено только следующим образом. Устойчивое пре­бывание продукта немыслимо без постоянного его воспроизведе­ния. Продукт следует мыслить в каждый момент уничтоженным и в каждый момент вновь воспроизведенным. Мы видим, соб­ственно говоря, не пребывание продукта, а только его постоян­ное воспроизведение...



g) Если пребывание продукта есть постоянное воспроизведе­ние, то и всякая устойчивость есть только в природе как объекте, в природе же как субъекте есть только бесконечная деятельность. Изначально продукт не более чем просто точка, граница, и лишь под натиском природы на эту точку она как бы возвышает­ся до наполненной сферы, до продукта. (Представим себе поток, он — чистое тождество; там, где он наталкивается на препят­ствие, образуется водоворот; этот водоворот не есть нечто устой­чивое, он в каждое мгновение исчезает и в каждое мгновение возникает вновь. В природе изначально ничего различено быть


не может; все продукты еще как бы растворены и невидимы во всеобщей продуктивности. Лишь после того как даны точки тор­можения, продукты постепенно оседают и выступают из общего тождества. В каждой точке поток разбивается (продуктивность уничтожается), но ежеминутно приближается новая волна, кото­рая наполняет сферу.)

Задача натурфилософии состоит не в том, чтобы объяснить продуктивное в природе, ибо, если она не положит его в природу изначально, она никогда не привнесет его в природу. Ее задача объяснить постоянство. Однако то, что в природе что-либо ста­новится постоянным, может быть объяснено только самой борь­бой природы, направленной против всякого постоянства. Про­дукты являлись бы только точками, если бы природа своим на­тиском не придавала им объем и глубину, и длились бы они лишь мгновение, если бы природа ежеминутно не совершала натиск на них.

h) Этот иллюзорный продукт, который воспроизводится в каждый момент, не может быть действительно бесконечным про­дуктом, ибо в противном случае продуктивность в самом деле исчерпала бы себя в нем; однако он не может быть и конечным продуктом, ибо в него вливается сила всей природы. Следова­тельно, он должен быть конечным и бесконечным одновремен­но, только по видимости конечным, но находящимся в бесконеч­ном развитии.

Там же. С. 196—198.

Гегель Георг Вильгельм(1770 — 1831) — создатель сис­темы абсолютного идеализма и диалектической логики — метода разумного постижения мира, которое, не отвергая результаты рассудочного — обыденного и частно-научного — познания мира, выходит за их пределы, дает возможность взглянуть на мир с точки зрения вечности.

Основные работы: «Феноменология духа» (1807), «На­ука логики» (1812—1816), «Энциклопедия философских наук» (1817), «Философия права» (1821), «Лекции по истории фи­лософии» (1833—1836), «Лекции по эстетике» (1835—1838), «Философия природы» (1817), «Философия истории» (1821).



5825098086081315.html
5825149517334988.html
    PR.RU™