Национальное самосознание

Предыдущая78910111213141516171819202122Следующая

Под национальным самосознанием следует понимать «созна­ние принадлежности людей к нации». Оно объединяет пред­ставителей различных этнических групп и социальных клас­сов под одним понятием: «французы», «англичане», «немцы», «японцы». Оно не испытывает на себе влияние идеологии. Лю­ди, определившие свою национальную принадлежность, не меняют ее до конца жизни. Это относительно устойчивая, осоз­нанная, переживаемая как неповторимая система представлений индивида о себе как о представителе определенной нации.

Наиболее существенным достоянием, которое принадлежит народу, будучи самым живым выражением его характера, са­мой активной его связью с мировой культурой, является язык. Язык народа обладает способностью убеждения, принуждения. Зачастую достаточно нескольких слов, чтобы определить в общих чертах характер народа — носителя языка. Язык играет роль посредника для человека при восприятии им большин­ства важнейших черт мировых явлений и представляет собой главное средство оказания обратного воздействия на внешний мир.

Г.Г. Шпет в книге «Вступление в этническую психологию» акцентирует внимание на роли национального языка как ис­точника психологических особенностей этноса. Полемизируя относительно причин возникновения мифов, обычаев и язы­ка как основных источников знаний, он отвергал понятия «народная душа», «народные чувства», «народный дух» как чрезмерно субъективные. Однако подобное утверждение не совсем справедливо. Национальность отличается индивидуаль­ной жизнью, вне которой невозможно существование челове­чества, она заложена в самой «глубине» его жизни. Например, культура никогда не была и никогда не будет отвлеченно-че­ловеческой, она всегда конкретно-человеческая, то есть наци­ональная, индивидуально-народная и лишь в таком своем ка­честве восходящая до общечеловечности. Отдельные явления культуры становятся общечеловеческими именно потому, что они в своей сущности глубоко национальны. То же справедли­во и для великих открытий и изобретений в области науки и техники.

Термин «национальность» употребляется также в следую­щих двух значениях:

1) как обозначение принадлежности к нации (рубрика в анкете обозначает, собственно, принадлежность к нации);

2) как обозначение определенного этапа в развитии на­рода, который поднялся уже над положением, характерным для народов, но еще не достиг ступени вполне сформировав­шейся нации.

Национальность во втором значении — это общность лю­дей, которые создали уже собственную, особую культуру, но не имеют еще за собой традиций независимого политическо­го образования.

Национальность является органическим результатом привязанностей, привычек, обстановки. Многоразличные условия местности, климата, исторических обстоятельств сближают в течение долгого периода потомства родовых союзов разного происхождения. Большей частью все эти этносы усваивают один и тот же язык, разнящийся лишь нюансами наречий, усваи­вают более или менее сходные привычки и предания. История выделяет сложившуюся таким образом этническую группу от других подобных групп при исчезновении переходных ступе­ней. Образуется своеобразный национальный продукт — наци­ональность. Сразу после ее обособления начинается борьба за существование, и поколения передают одно другому простое стремление: защищай свое существование. Чем энергичнее на­циональность, тем лучше она реализует это требование. Исто­рическая же ее роль определяется способностью влиять на дру­гие национальности при сохранении собственных и чужих осо­бенностей. Так как большая часть истории национальностей прошла во взаимной резне и во взаимном «поедании», то по­явилось учение ложного патриотизма, учение, по которому гражданин ставил себе в достоинство желание, чтобы его на­циональность взяла верх над другими. В политической истории принцип национальностей играл немаловажную роль, и по­этому появилась политическая теория разделения земли на го­сударственные территории по национальности. Действительно, в каждую эпоху цивилизация развитого общества имеет свои характеристические особенности, свои руководящие идеи, и чем лучше общественные формы способствуют всесторонне­му развитию личности, чем здоровее общество, тем полнее и определеннее выражает эта цивилизация свою идею. Понятно, что в подобном случае цивилизация данной национальности влияет как идеальный центр на другие современные ей наци­ональности и на последующие периоды жизни человечества, и это влияние тем прогрессивнее, чем более сама руководящая идея данной национальности в рассматриваемую эпоху способ­ствует развитию личности и внесению справедливости в фор­мы общественной жизни. Если последнее имеет место, мож­но сказать, что данная национальность в рассматриваемую эпоху является представителем прогресса. Однако обычно под национальной идеей подразумевается нечто гораздо большее Полагают, что эта идея не ограничивается определенной эпо­хой, а связывает все эпохи национальной жизни и вообще выражает всю историю данной национальности. Национальная идея передается от одного поколения к другому как осознан­ная традиция. Исключив такой способ наследования, остает­ся допустить бессознательную передачу от одного поколения другому некоторого постоянного идеального стремления.



Настоящий национальный патриотизм для личности заклю­чается в осмыслении естественных требований своей нации, кри­тическом понимании требований общечеловеческого прогресса. Требование поддержать свою национальность как самостоятельную и обособленную единицу вполне законно, так как оно соответ­ствует стремлению, чтобы идеи, в которые человек верит, язык, на котором он говорит, жизненные цели, которые он себе ста­вит, вошли живым элементом в будущее. Отказаться от поддер­жания своей национальности имеет право лишь тот, кто убедил­ся, что национальность его «поражена» началами застоя или реакции и отделаться от них не может. Стремление подавлять другие национальности, уничтожать их особенности не может быть названо патриотизмом. Человек, преследующий подобную цель, сознательно или бессознательно унижает свой народ, на­лагая на него пятно зверства, мешая ему войти в число прогрес­сивных. Достаточно вспомнить имидж немцев после 1945 года. Немецкая национальность отождествлялась с фашизмом. Таким «патриотом» был и Марк Катон Старший (234-149 гг до н э) со своим знаменитым «Карфаген должен быть разрушен!» ("Ceterum censeo Carthaginem esse delendam!"). И последующая история Рима показала, как мало выиграли римские граждане от разрушения Карфагена, как их сознание незамедлительно нашло выражение в ряде уличных междоусобиц, кровавых про­скрипций и в цезаризме. Подлинный патриотизм заключается в стремлении сделать свою национальность самым влиятельным деятелем человеческого прогресса, минимально стирая ее осо­бенные характеристические черты.

Для этого необходимо стремление сперва к предоставлению своему отечеству такого общественного строя, без которого не­возможно развитие общества. Если бы при этом не происходи­ло столкновения национальностей во имя случайных интересов их правителей или во имя исторического начала их подавления, то на этом бы остановился вопрос о значении национального элемента. Однако национальный вопрос на практике порож­дает вопрос государственный, зачастую приводящий к конф­ликтам, сущность которых мы рассмотрим ниже.


5952482078205529.html
5952501046995868.html
    PR.RU™